Статьи

С оружием в руках или о ФБИ в Самаре

Журналист «СИ» попытался приобщиться к секретам смертоносного филиппинского боевого искусства.

Роберту Черкасову – 32 года. Из них он вот уже пять лет практикует «модерн арнис», современную разновидность филиппинского боевого искусства «арнис кали эскрима».

Филиппины – государство на архипелаге, территорию которого составляют более 7000 островов, расположенных в Тихом океане у юго-восточных берегов Азии. Боевые искусства в этих краях появились в VI веке. В это время культура Филиппин испытывала сильное малайское и индийское влияние. Во второй половине XVI века на Филиппины проникают китайцы и приходят испанские колонизаторы. В общем все, кто приходил на архипелаг в качестве завоевателей, приносил сюда свое воинское искусство. На Филиппинах, как в горне, они выплавились в уникальный вид боевого искусства. Правда, по мнению отдельных специалистов, в основу филиппинского боя легла именно испанская фехтовальная школа, и именно она определила современный облик филиппинских боевых искусств. 

Все это конечно здорово, скажет наш читатель, но как «модерн арнис» появился у нас, в Самаре? По словам Роберта, сам он о филиппинских боевых искусствах узнал в 2004 году, посетив семинар, проводимый Александром Фурунжиевым, учеником родоначальника советской, а затем и российской школы «Шоу-дао» Александра Медведева. Кстати, до знакомства с секретами филиппинских боевых техник, Роберт и сам занимался «Шоу-дао».

- В конце XIX – начале XX века арнис был вымирающим искусством, - говорит Роберт. – Тогдашние мастера верили, что палка священна. Именно поэтому они били по руке партнера, а не по палке, которую он держал. Большинство учеников сразу получали раны и немедленно теряли интерес к арнису. Основной акцент в «модерн арнис» делается не на поражении противника ударами, а на его обезоруживании.

Каждая техника «модерн арнис» приспосабливается под конкретного человека. Все они основаны на естественных движениях и перемещениях. Практически не имеет значение какое оружие ты используешь - нож, палку, камень или у тебя вообще нет оружия. Движения остаются неизменными, универсальными. Такой подход позволяет обезоруживать, бросать и делать противнику болевые любым возможным способом.

Мы общались за чашкой кофе. Я задавал вопросы и присматривался к Роберту. Распространенный стереотип про адептов боевых искусств - обладателей сокрушительной мускулатуры тут явно буксовал. Передо мной сидел обычный с виду парень, а не супермен. Умный, вежливый обладатель цепких изучающих глаз. Правда, если присмотреться, то увидишь некую сдержанность, я бы даже сказал экономность, точность и расчетливость в его движениях. Опытному взгляду эти малозначащие детали могут сказать о многом.

Из нашей беседы я понял, что занятие боевыми искусствами для моего визави является очень важным аспектом жизни. Так, за пять лет практики «арнис кали эскрима», Роберт так и не превратил филиппинскую экзотику в доходный бизнес. Он очень тщательно подходит к отбору учеников. В настоящее время их у него не больше десяти. Средний возраст 25 лет. Кстати, он вообще не берет в секцию ребят моложе 16 лет.

- На наших занятиях мы очень интенсивно работаем с оружием. Это короткая палочка «дуло-дуло», камень, нож, длинная палка, шест. Занятиям с оружием отводится на тренировках 70% времени, – так объяснил он мне столь суровые возрастные ограничения. – А для того, чтобы уметь пользоваться оружием, необходимо иметь хотя бы кое-какой опыт. Речь тут даже не столько о знании боевых искусств, сколько именно о жизненном опыте.

Тогда, признаюсь, я не обратил особого внимания на эти слова. Понимание пришло, когда я попал на занятия по «модерн арнис».

Дело в том, что разговаривать о том или ином боевом искусстве и не познакомиться с его прикладными аспектами, это, согласитесь, все равно, что побывать на берегу теплого моря и ни разу не окунуться в его ласковые волны. Именно поэтому, я с удовольствием принял приглашение Роберта побывать на очередном занятии...

…Когда я появился в спортзале, там уже разминалось несколько человек. При этом в зале не звучало громких команд, никто не вел отсчет на каком-нибудь экзотическом дальневосточном наречии. Стояла такая, знаете ли, вдумчивая, если хотите, библиотечная тишина. Признаюсь, она меня немного поразила. Немного освоившись, я понял: люди, которые неторопливо разминались в этом зале, пришли не в фитнес-клуб или спортивную секцию. Они не ставили перед собой цель сбросить во что бы то ни стало несколько лишних килограммов или одержать какую-то мегасверхпобеду на очередном головокружительном всегалактическом чемпионате. Цель, которую ставили пришедшие в зал в воскресный день, была, на мой взгляд, гораздо глубже. Чтоб понять и, если хотите, прочувствовать эту цель, надо в первую очередь осознать: занятие боевым искусством это не просто способ держать себя в прекрасной физической форме. Это, безо всякого преувеличения, образ жизни. Наверное, поэтому люди, посвятившие себя изучению единоборств в средние века обособлялись в некие касты посвященных – будь то индийские кшатрии, европейские рыцари, японские самураи или русские витязи.

- Размялись? – негромко и очень спокойно спросил ребят Роберт. – Тогда взяли в руки ножи.

Я подумал, что сейчас в ход пойдут некие деревянные макеты. И ошибся. Глазом не успел моргнуть, как у всех в руках появились самые настоящие любовно отточенные складные ножи.

- Первый номер отрабатывает удары. Второй номер стоит спокойно и пытается сосредоточиться на своих ощущениях, - произнеся эту фразу, Роберт обернулся ко мне и предложил: – Попробуешь?

Даже просто смотреть, как один человек деловито отрабатывает на другом приемы ножевого боя, сжимая в руках острую сталь, которая лишь в самый последний момент только чуть не доходит до цели, уверяю вас, непросто. А уж самому оказаться в роли спокойно стоящего манекена… Вот тут-то я и вспомнил слова Роберта о той степени ответственности, которая должна присутствовать у желающего заниматься «арнис кали эскрима». В самом деле, доверить отрабатывать удары остро отточенной сталью можно только взрослому, умудренному жизнью человеку. Что уж говорить о смертоносных секретах ножевого боя…

- Постарайся сосредоточиться на своих ощущениях, - посоветовал мне Роберт. Видимо, заметил, как я нервно ежусь и инстинктивно сжимаюсь в ожидании удара. Странно, его совет мне помог. Я успокоил дыхание и попытался, что называется, уйти в себя. Мир вокруг меня не исчез, я продолжал наблюдать за тем как меня то пытаются уколоть, то наносят рубящий удар. Появилось какое-то парадоксальное ощущение – укол стал ассоциироваться со стремительно приближающимся сгустком холода, рубящий удар с теплой морской волной. Да, мелькнуло у меня, тренировки с помощью столь экстремальных способов, способны в сжатый срок выковать из человека настоящего воина.

После того, как это упражнение было завершено, нам предложили самим легко поколоть себя ножами. Какое кровожадное занятие, подумает кто-то, но мне оно понравилось. Дело в том, что человек, даже если сильно захочет, не может самому себе нанести смертельный укол. Кстати, даже легендарное харакири-сеппуку это не укол, а надрез. При этом жалящее прикосновение острия к телу очень здорово отрезвляет, сосредотачивает и настраивает на более внимательное отношение к дальнейшим тренировкам.

Правда, когда мы перешли к отработке приемов, место стальных ножей заняли-таки их деревянные макеты. Но даже если в живот ткнут обычной деревяшкой – приятного мало. Тут надо маневрировать, думать, реагировать. После того как меня минут десять погонял один из учеников Роберта, маэстро сжалился надо мной и начал объяснять суть техники.

- Если человек взял в руки нож, но при этом не умеет его применять, толку от оружия в его руках не будет. Арнис позволяет человеку не только научиться передвигаться и наносить эффективные удары. Филиппинское искусство единоборства с оружием укрепляет кисти рук, суставы. Но самое главное на этих тренировках до предела обостряются твои чувства, улучшается координация, оттачиваются навыки. Ты, как я понимаю, уже и сам, наверное, смог в этом убедиться.

- А сколько нужно времени, чтобы овладеть, пусть и на достаточно примитивном уровне, но именно прикладными навыками арнис кали эскрима. Теми, которые, к примеру, позволят уверенно чувствовать себя на улице? – спросил я Роберта.

- Я бы хотел подчеркнуть, что «арнис кали эскрима» это в первую очередь боевое искусство. Для того, чтобы понять его глубинный смысл, надо долго и кропотливо заниматься, постигая секреты мастерства. Правда, среда, окружающая нас, к сожалению, диктует свои условия. Именно поэтому я стараюсь так организовать занятия, чтобы через два-три месяца человек мог уже чувствовать себя увереннее в условиях той же улицы. Хоть это и не очень большой срок для освоения «арнис кали эскрима», человек, прозанимавшийся у нас, наверняка сумеет что-то сделать. И сделает это достаточно эффективно. Но я думаю, что те, кто приходят к нам не ставят перед собой только одну задачу - научиться выживать на улице.

Николай КОЗЛОВ
газета Самарские Известия 11.11.2009


Все статьи